Юридическое и бухгалтерское обслуживание населения и организаций в Кирове 8 (8332) 42-33-62

pravostandart43@yandex.ru

ИЗ ЗАЛА СУДА (признание сделки должника недействительной по инициативе взыскателя)

6 Июль 2018

Comments:

Off
 Июль 6, 2018
 Off

В течение нашей жизни мы вступаем в разные отношения с другими людьми – деловые, семейные, дружеские, религиозные и пр. Когда нам хорошо, мы довольны жизнью и счастливы — мы не думаем о том, что завтра все может измениться. Любые отношения могут перейти в область правого поля и породить юридически значимые последствия. В будущем могут появится претензии и между некогда любившими друг друга людьми. Столкнувшись с трудностями в жизненной ситуации, не все ведут себя достойно и добросовестно.

История моей доверительницы стара как мир: сначала семья, ребенок, потом ушедший муж и алименты, которые он не хотел платить. Закончилось все как всегда в суде, где как он один из «лучших представителей сильного пола» упорно доказывал, что его родной сын в содержании особо не нуждается, разве что так совсем чуток. Но закон есть закон, присудили ему законные проценты на содержание сына, которые он платить также не торопился и должок накопился. Да и бывшей супруге еще по договору займа задолжал. Вот так и оказался он в должниках. Но речь совсем сейчас не о том, каким образом возник у кого-то перед кем-то долг, а речь о том, как должники могут пытаться уйти от обязательств этот долг вернуть.

Всем известно, что если должник добровольно рассчитываться не имеет желания, то в отношении него возбуждается исполнительное производство. Однако если у должника отсутствует имущество, на которое может быть обращено взыскание, то исполнительное производство подлежит прекращению. Тем не менее, в ситуации моей доверительницы должник исполнять свои обязательства не торопился, иногда переводил незначительные суммы на погашение долга по алиментам и это было продиктовано отнюдь не желанием содержать собственного ребенка (с которым он кстати не считал нужным общаться), а боязнью уголовной ответственность за злостное уклонение от уплаты алиментов по ст. 157 Уголовного Кодекса РФ. Кроме мизерной заработной платы у должника из имущества была ½ доли в праве собственности на земельный участок, который был приобретен должником и моей доверительницей в долевую собственность еще до брака. Обращение взыскания на данную долю в пользу моей доверительницы практически покрыло бы долг перед ней бывшего супруга, но … При обращении в суд вдруг выяснилось, что доля уже не принадлежит ему она успешно подарена им его матери. Воспользовавшись длительными судебными процессами по взысканию и последующему пересмотру размера алиментов, по взысканию долга по договору займа, отказом суда по наложению обеспечительных мер в виде запрета на регистрацию сделок с земельным участком, а также халатным отношением судебных приставов к исполнению своих обязанностей, должник вывел имущество из своего владения и уклонился от исполнения судебных актов о взыскании с него задолженности.

Ознакомившись с ситуацией доверительницы было принято решение обращаться в суд с исковым заявлением о признании договора дарения недействительным.

Перед нами стояла не простая задача — доказать, что сделка по дарению ½ доли в праве собственности на земельный участок является мнимой и совершена с целью сокрытия имущества от обращения на него взыскания в соответствии с Федеральным законом «Об исполнительном производстве». В силу п. 1 ст. 170 Гражданского кодекса Российской Федерации мнимая сделка, то есть сделка, совершенная лишь для вида, без намерения создать соответствующие ей правовые последствия, ничтожна. На мнимость сделки указывали следующие обстоятельства: участники сделки являлись близкими родственниками, одаряемая после совершения сделки ни разу не появилась на земельном участке и не связывалась с моей доверительницей по поводу порядка владения земельным участком, проживает за 100 км от земельного участка, является

пенсионеркой и не планирует менять местожительства. Должник же прекрасно знал о своих долгах, знал также о правопритязаниях моей доверительницы на эту долю земельного участка, в счет погашения долга. Таким образом, напрашивался однозначный вывод о том, что воля ответчиков не была направлена на достижение гражданско-правовых отношений между ними, а целью заключения оспариваемого договора являлось возникновение правовых последствий для должника в отношении третьих лиц — не допустить описи и ареста этого имущества. Кроме того договор дарения был зарегистрирован сразу же после вступления решения суда по взысканию долга по договору займа в законную силу.

Право на предъявление данного иска моей доверительницей предусмотрено действующим законодательством. Так ч. 3 ст. 17 Конституции РФ, п. 1 ст. 10 ГК РФ каждый субъект гражданских правоотношений волен свободно осуществлять свои права в своих интересах, но не должен при этом нарушать права и интересы других лиц. Действия в пределах предоставленных прав, но причиняющие вред другим лицам, повлекшие неблагоприятные последствия для других лиц, являются в силу данного принципа недозволенными и признаются злоупотреблением правом. В п. п. 78, 86 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23.06.2015 N 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» высшая инстанция пришла к выводу о возможности предъявления такого иска стороной не являющейся стороной ничтожной сделки в целях защиты нарушенного права. И несмотря на то, что сделка прошла государственную регистрацию это не препятствовало квалификации такой сделки как ничтожной на основании п. 1 ст. 170 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Установив фактические обстоятельства дела и применив к правоотношениям сторон нормы материального права, оценив добросовестность сторон при заключении сделки дарения и последующее поведение сторон оспариваемого договора, Первомайский районный суд г. Кирова пришел к убеждению, что, располагая сведениями о наступивших обязательствах, должник заключил оспариваемую сделку, что свидетельствует о намеренном выводе имущества должника.

Проанализировав обстоятельства совершения оспариваемой сделки на соответствие принципу добросовестности, суд пришел к выводу, что заключение договора дарения по своей цели являлось отличным от цели, обычно преследуемой при совершении соответствующего вида сделок; его действия превышали пределы дозволенного гражданским правом осуществления правомочий; а совершение данной сделки повлекло негативные правовые последствий для прав и законных интересов моей доверительницы , обусловленных невозможностью удовлетворения требований кредитора за счет доли должника в имуществе.

Руководствуясь ст.ст.10, 167, 168, 170 Гражданского кодекса РФ суд вынес справедливое и законное решение — признал недействительным договор дарения и применил последствия недействительности указанной сделки.

Теперь право моей доверительницы обратить взыскание на ½ доли в праве собственности на земельный участок должника восстановлено.

Интересы доверительницы представляла директор ООО ЮК «Правовой Стандартъ» Чернядьева Екатерина Александровна, практикующий юрист с судебной практикой более 12 лет.

Обращайтесь и Вы к нам, мы помогаем в самых нестандартных и сложных ситуациях!!!

Comments are closed.

49124989